Перекур после кислорода: врачи — о курьезных ситуациях в «красной зоне»

Последние несколько недель в России ухудшается статистика по коронавирусу: число заразившихся за минувшие сутки составило 25 142 человека. Ковидные госпитали работают на пределе – ежедневно в них поступают тысячи больных. Между тем «Газета.Ru» пообщалась с врачами из «красных зон», которые рассказали о необычных случаях из их практики.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

      «Уберите, уже не могу»

      23-летняя София уже два года работает медсестрой в одном из госпиталей Бийска. В больницу девушка пришла в рамках практики от медицинского колледжа. После начала пандемии коронавируса, Софию перевели в «красную зону», так как медицинского персонала не хватало.

      «Когда начали поступать люди с коронавирусом, сразу стало понятно, что с ними работать будут практически все. У нас небольшой госпиталь – многие отделы переформатировали для тяжелых больных, и медсестер не очень много. Это сложная, но интересная работа – пациенты очень разные, поэтому часто возникают и забавные ситуации», — поделилась собеседница «Газеты.Ru».

      Некоторым пациентом назначают препарат «Гепарин», который препятствует сгущению крови. Его вводят в живот – иногда по несколько раз в день. София рассказывает, как однажды оставила шприц с препаратом на тумбочке у 70-летней пациентки, потому что та отошла в санитарную комнату.

      «Чтобы не ждать, я пошла осматривать других больных. Возвращаюсь, а шприц уже пустой. Я удивилась, спрашиваю: «А где лекарство?». Выяснилось, что пациентка решила, что укол она должна сделать сама и вместо этого просто выпила препарат», — вспоминает София.

      Обычно такие уколы делают пациентам после завтрака. В феврале в госпиталь, где работает девушка, поступил 63-летний мужчина. По ее словам, он категорически отказывался от процедуры.

      «Он всегда просил перенести ее на другое время и ругался, что мы делаем это после завтрака. Мужчина боялся, что из места укола потом польется каша».

      Необычные ситуации происходили и с больными, которым были назначены капельницы. Зимой в госпиталь поступил 20-летний парень, которому необходимо было вводить антибиотики.

      «В самый первый день я поставила ему капельницу, он лежал с ней какое-то время. Потом пришел к нам в сестринскую с капельницей в руке. Сказал: «Уберите, уже не могу».

      «Сегодня без анализов»

      Чтобы контролировать состояние пациентов и назначать необходимые препараты, медсестры регулярно берут у больных анализы. Большинство из них — например, кровь — необходимо брать ранним утром на голодный желудок. В марте к Софии поступила 75-летняя пациентка, которая решила отметить День рождения вместе с соседкой по палате.

      «Я захожу к ним где-то в 4.30 – 5.00, а у них свет горит и на столе разложены фольга и тарелки. Они мне сразу говорят, что решили пораньше отметить праздник и уже наелись сала. Поэтому сегодня без анализов», — вспоминает медсестра.

      Медсестры также регулярно берут у пациентов мазки на коронавирус. Чтобы было удобно, персонал просит пациентов широко открывать рот, но не у всех это получается сделать с первого раза.

      «В апреле мне нужно было взять мазок у 50-летней женщины. Говорю ей «Скажите А». Она открыла рот, но нешироко. Я попросила еще раз – и она закричала «А-А-А» настолько, что из соседнего отделения прибежали медсестры. Подумали, кого-то срочно надо спасать», — рассказала София.

      «Захотел поесть дома»

      37-летняя Гаянэ работает хирургом в одном из московских госпиталей. По ее словам, с начала пандемии многие врачи вне зависимости от профиля вызвались работать в «красных зонах».

      «Я сразу решила, что хочу спасать «тяжелых» больных. Мне хотелось помогать, и у меня были силы на это. Несмотря на сложности, ситуации с пациентами происходили разные», — рассказала она.

      В январе к ней поступил 54-летний мужчина, который в дневное время лежал под кислородом. К вечеру он собирал вещи, одевался и садился ждать такси.

      «На наш вопрос: «Почему вы это делаете?», он отвечал, что хочет поесть дома и вернуться обратно. С трудом удавалось его успокоить», — поделилась Гаянэ.

      С необычным поведением пациентов столкнулась и 20-летняя Марьям, которая работает в медсестрой в одном из московских госпиталей. У нее пожилые пациенты часто забывали, где находятся их палаты.

      «В мае нам попался очень разговорчивый мужчина 70 лет, он специально терялся и заходил в палаты к другим пациентам. Говорил, что ему не хватало общения», — говорит медсестра.

      «Не справляется с таким потоком»

      30-летний Игорь из Рязани — нейрохирург. Этим летом он уже во второй раз пошел работать в «красную зону» одного из московских ковидных госпиталей. О необычных случаях с больными Игорь рассказывает на своей странице в Twitter.

      «Бабуля 93 лет. На потоке кислорода сатурация не поднимается выше 87%. Подошел сейчас осмотреть и ужаснулся — сатурация 60%. Поднимаю глаза на банку. Кислород на минимуме. Выкручиваю на максимум. Бабуля оживает. Соседки: нам казалось, она не справляется с таким потоком, поэтому убавили», — написал нейрохирург 19 июня.

      Аналогичный случай с сатурацией произошел и его у коллеги.

      «Сосед отключил кислород мужику, так как шум мешал ему спать», — отмечал Игорь.

      Медик также пожаловался на вредные привычки пациентов, которым диагностировали проблемы с сатурацией. Так, некоторые из них не могут отказаться от курения даже в тяжелых случаях.

      «Доктор, я больше не могу. Почему сатурация не поднимается и когда эта слабость пройдет?» Этот же пациент обнаружен во время курения на балконе», — сообщил медик.

      close

      Станислав Красильников/ТАСС

      Источник