«Халатное отношение к вакцинации»: вирусолог не уверен в скорой победе над COVID-19

Россияне не вернутся к прежней жизни до конца 2021 года, страна столкнется с ростом заболеваемости коронавирусом, сообщил вирусолог, профессор НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Анатолий Альтштейн. Об условиях победы над COVID-19, сомнениях в эффективности «ЭпиВакКороны» и влиянии новых штаммов на эпидситуацию ученый рассказал в интервью «Газете.Ru».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

      Условия для победы над вирусом и опасность индийского штамма

      — В Москве в апреле выявили на 37% больше случаев заражения коронавирусом, чем в марте. С чем вы связываете такой стремительный рост?

      — Люди забыли о нашей пандемии. Маски мало кто носит, скопление людей на улицах, вакцинируются мало. А что вы хотите? Вирус-то, он есть: продолжает свой путь, и много чувствительных к нему людей. Хотя у нас много людей переболело и, конечно, прошла волна бессимптомных заболеваний, которое тоже дает какой-то иммунитет, это все считанные проценты. Население у нас по-прежнему еще чувствительно, и отсюда идут эти волны. Суровые ограничительные меры снимаем, и заболеваемость опять повышается.

      Но я говорю это не к тому, что нам нужно всех загнать в локдаун. Тогда нас просто не будет, многие из нас вымрут. Экономика наша развалится, и ничего хорошего из этого не будет.

      Надо защититься от этой страшной эпидемии вакцинацией. А в этом убедить людей очень сложно. У нас есть хорошая, апробированная уже вакцина, которая эффективна, дает хорошие результаты. Надо, чтобы люди проявили активность в этом отношении.

      close

      Анатолий Альштейн

      Анатолий Альштейн

      anatoly.altstein/facebook.com

      — Сегодня стартуют длинные выходные. Вице-премьер Татьяна Голикова сообщала о серьезной вирусной нагрузке на южные регионы, так как количество граждан, которые приедут туда на отдых, «запредельное». Нам ждать ухудшения статистики после майских?

      — Я не знаю точно, в какие сроки это произойдет, но в том, что у нас ухудшится заболеваемость, нет особых сомнений. Это неизбежная вещь. В мире идет очень мощная очередная волна.

      — Победим ли мы вирус до конца года или новые штаммы будут еще долгие годы «подкидывать дров»?

      — Я начну с того, что мы вирус обязательно победим. Это, правда, не будет выражаться в том, что он исчезнет, как вирус натуральной оспы. В конце 70-х годов ХХ века его удалось убрать полностью, так что его уже нет на Земле. Вот до такого состояния с коронавирусом мы, конечно, не дойдем никогда. Это вирус, очень сильно укоренившийся в природе.

      Сократим ли мы его до нормальных пределов, когда мы сможем уже жить, до конца этого года? Я думаю, что нет. Это было бы возможно, если бы мы провакцинировали порядка 60-70% населения. Плюс те проценты, которые к нам прибавляются из-за естественной инфекции. И тогда бы можно было думать о том, что мы до конца года перейдем к достаточно нормальному такому состоянию. Но я боюсь, что нет.

      Мне не нравится отношение нашего населения к вакцинации. Если мы будем очень халатно относиться к вакцинации, то победа над вирусом займет годы. Если взяться за вакцину, как следует, то может быть можно было бы в целом справиться до конца года.

      Вы знаете, в маленьких странах, конечно, это гораздо легче организовать, Израиль провел вакцинацию до 60% людей, даже немножко больше. Смотреть на их заболеваемость очень приятно.

      — Индийский штамм выявлен уже в 10 странах Европы. В ВОЗ сообщают, что он распространяется быстрее предшественников и вызывает более тяжелое течение заболевания. Штамм уже вызвал третью волну эпидемии в Индии. Ждет ли подобный сценарий Европу и Россию?

      — Не исключено, что индийский и южноафриканский штаммы могут быть менее чувствительны к профилактическому действию существующих вакцин. Но даже если ученые подтвердят, это не катастрофа. Потому что наши современные вакцины, которые сейчас в мире используются – РНК-вакцины, векторные вакцины – их очень легко исправлять. Если будут определенные решения регулирующих органов о том, что при небольших исправлениях вакцины не надо с самого начала проводить все испытания, то вакцины можно будет довольно легко поправлять.

      Такая ситуация с гриппом есть. При гриппе каждый год может меняться вакцина и штаммы, из которых делается вакцина.

      Об эффективности российских вакцин

      — Долго ли сохраняется иммунитет от «Спутника»? Хватит ли на долгие годы, или все-таки надо будет каждый год прививаться как в случае с гриппом?

      — По-настоящему серьезного ответа на этот вопрос нет. Но вполне возможно, что действие вакцины может сохраняться в течение года. Есть же немного людей, которые привились год назад. Их опыт сейчас активно изучается.

      — По словам иммунолога Николая Крючкова, высокий титр общих антител не говорит напрямую о доле протективных антител, которые и защищают от вируса. А при вакцинации «Спутником» и другими российскими вакцинами эти самые протективные в нужном объеме выделяются? И как проверить, если общий анализ не показывает их объем — сдавать допанализы?

      — Антиген – это вещество, которое вызывает иммунную реакцию, это достаточно сложная молекула, и там против нее могут образовываться разные антитела. Некоторые из них не влияют на защиту от вируса, а некоторые очень важны. Конечно, есть определенные фракции антител, которые связываются с такими местами на частичке вируса, что вирус не может проникать в клетку, не может развивать инфекцию. Эти антитела называют нейтрализующими. Определять их значительно сложнее, чем общий пул антител. И явно, если есть много антител вообще, то среди них есть и нейтрализующие. Это уже большого сомнения не вызывает.

      Если некий препарат вызывает какие-то антитела и не вызывает нейтрализующих, то такая вакцина действовать не будет. К слову, есть неофициальные данные, что вакцина, основанная на пептидах, которую производят в «Векторе», нейтрализующие антитела не вырабатывает.

      Прежде чем такую вакцину применять, ее надо тщательно проверить. И проверка должна быть проведена учреждением, не заинтересованным в производстве препарата.

      — Вы об «ЭпиВакКороне», верно?

      — Да, у меня сильное подозрение, что «ЭпиВакКорона» не вызывает образование антител, которые будут защищать от вируса.

      Есть данные производителей, которые говорят: «Да, вот у нас есть эти нейтрализующие антитела». Но есть данные других людей, которые проверили это неофициально, и говорят, что нет нейтрализующих антител. Тут вопрос спорный, но нужно тогда это обязательно проверять. А регулирующие органы на это отвечают: «Мы же зарегистрировали вакцину, значит она хорошая». Никто не хочет проверять.

      — А о третьей вакцине — «КовиВаке» — что скажете?

      — Она сделана из цельных вирионов. Она тоже еще не до конца проверена, потому что очень важной третьей фазы, когда берутся десятки тысяч людей, не было. В течение нескольких месяцев они живут, соприкасаются с вирусом, болеют, это все регистрируется. Потом, через определенное время расшифровываем, и вы видите, кто болел. Люди, получившие плацебо, или те, что получили вакцину. И тогда очень точно можно определить эффективность вакцины. Вот это было сделано для «Спутника V», и 90% защита там была показана. Для двух других вакцин такого опыта еще не было, только начинается.

      Но, что касается «КовиВака», то этот препарат делается обычным образом. Таких вакцин уже несколько. Китайская вакцина, индийская вакцина, сделанные по этому типу, дают положительный результат. И поэтому мы можем, учитывая пандемию, применять эту вакцину уже сейчас даже без третьей фазы.

      Вот что касается второй вакцины, «ЭпиВакКороны», она необычная. И есть немало специалистов, у которых она вызывает большие сомнения. Поэтому это нужно проверять прежде, чем сейчас сотни тысяч людей прививать и оставлять фактически невакцинированными. Это нужно тщательно проверять независимыми экспертами.

      Об антипрививочниках и трех правилах профилактики COVID-19

      — В интернете много антипрививочных роликов, которые сеют сомнения в безопасности вакцин. Как с ними бороться?

      — В начале 1800-х годов, когда начали применять оспенную вакцину, уровень культуры был ниже — были распространены мнения, что у привившихся вырастут хвосты, рога. Это полная аналогия с тем, что сейчас происходит, хотя прошло 200 лет, и культура должна была вырасти значительно. Антипрививочники делают, конечно, очень плохую работу. Но мы имеем дело со свойством человеческого сознания, с которым очень трудно бороться.

      Такие предрассудки, которые входят в мозг, их крайне трудно устранять. Поэтому, с одной стороны, надо проводить ликбез в этом вопросе, а с другой — давать какие-то льготы и преференции для людей, которые вакцинируются.

      — Напоследок: можете ли вы дать какие-либо особые рекомендации по предупреждению COVID-19?

      — Три правила: дистанцирование, ношение масок и мытье рук. Эпидемиология не придумывает каких-то особых мер. Это все старая наука, которая идет со средних веков, когда еще ничего не знали о микробах. В период пандемии лучше не слишком уж резвиться, ходить на сборища. Я понимаю, что это тяжело, неприятно, и хочется вольной жизни. Но в период такой серьезной пандемии нужно, чтобы жизнь не была слишком уж такой вольной.

      close

      Виктор Толочко/РИА«Новости»

      Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here