«Главная обязанность директора — гасить очаги напряженности»

За два года РУСАЛ и En+ Group значительно обновили корпоративное управление: после выхода из-под санкций OFAC в совете директоров появились иностранные независимые директора. Тогда на большинстве предприятий появились рабочие советы – инициативные группы, которые взялись выстраивать диалог с новым руководством. О том, как живут рабочие сейчас и чего им удалось добиться, «Газета.Ru» поговорила с Сергеем Филипповым, советником гендиректора РУСАЛа и лидером рабочих советов компании.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

      – Сергей, в прошлом вы заведовали сразу несколькими металлургическими предприятиями, это оттуда появилась такая связь с трудовыми коллективами?

      Конечно, я считаю, что неплохо понимаю работников. Я 1998 года на заводах, сначала Саяногорском, потом на Новокузнецком, Красноярском и везде было важно налаживать отношения с коллективом. В 2005 году, когда я возглавил Братский алюминиевый завод, мы внедряли производственную систему, которую потом так или иначе взяли на вооружение все заводы «Русского алюминия», так приходилось многое объяснять, показывать, аргументировать. Многие называли меня жестким руководителем, но я говорил уже и еще раз повторю, что главная обязанность директора — гасить очаги напряженности, решать проблемы, создавать рабочим лучшие условия труда, давать им новые инструменты, новые знания. И мы этого достигли, а когда есть позитивные сдвиги, то и связь с работниками сама по себе возникает.

      – А как появилась идея создания рабочих советов?

      Это не ко мне вопрос, тут лучше работников никто не ответит. Когда сменился совет директоров, когда Олег Дерипаска отдал контроль над компанией, чтобы сохранить ее, многие работники волновались о будущем. Тем более, в интернете, в газетах подогревался ажиотаж нездоровый, дескать «РУСАЛ сдали американцам», «Непонятно, что будет дальше». Рабочие тогда обращались к директорам заводов, следили за развитием ситуации, самые активные конечно.

      Тогда же эти инициативные группы решили формализовать – подумали, что неплохо бы для таких активистов создать условия и для диалога, и для новых инициатив.

      Никто лучше самих рабочих не мог объяснить, что ничего никому не сдавали, в менеджменте и владельцах компании в основном соотечественники, более того, и в СД вошли представители предприятий – причем именно «долгожители», кто хорошо знает, чем живут коллективы. Мне странно, откуда небылица про какую-то продажу РУСАЛа и En+ американцам вообще появилась!

      – И как, сработала идея с рабочими советами? Это же дублирование профсоюзов?

      Сработало на сто процентов, это же неформальная структура. Профсоюзы – это такой опыт с советским духом немного – взносы, путевки, бюрократия. У нас же они не стали независимыми, как в Европе, например: там профсоюзы – настоящая энергия, а здесь в это особо уже не верят. Зато рабочие советы получились таким аналогом европейских профсоюзов – демократия снизу. Был запрос на прямой диалог с руководством, такой канал получился.

      В итоге в 2019 году история с новыми директорами в РУСАЛе успокоилась, все поняли, что работа остается прежней, никаких угроз и переключились на позитивную повестку.

      Может прозвучать странно, но одной из первых инициатив было озеленение. Эта проблема в сибирских городах довольно резко стоит. РУСАЛ тогда высаживал миллион деревьев в Красноярском крае и в Иркутской области, занимался лесовосстановлением, а рабсоветы предложили высаживать деревья еще и в городах – это запрос на комфортную среду. Все же люди привыкли, что при Олеге Дерипаска компания начала вкладывать деньги в города, строить инфраструктуру, заниматься благоустройством. Такой подход формирует совершенно другой класс работников. Если у них есть что-то помимо мантры «дом-работа-дом», то и настроение, и отношение к работодателю лучше, и работа не стоит.

      — То есть это формирование лояльности сотрудников?

      — Отчасти. Это выстраивание диалога. Это решение проблем. А за этим уже следует лояльность. Важно, что благодаря рабочим советам усилился диалог, то есть формируется отношение на равных, взаимное уважение.

      — А практические результаты у диалога какие?

      — Давайте зайдем с козырей. Во многом благодаря рабочим советам в РУСАЛе возобновилась жилищная программа. Представители рабсоветов встречались с Олегом Дерипаской как с основателем компании, на встрече подняли и вопрос улучшения жилищных условий сотрудников.

      В 2011 году, когда Олег Владимирович руководил компанией, такая программа уже работала, многие о ней вспоминают – все-таки ставки по ипотеке сейчас не самые низкие, переплаты по кредитам – это серьезное бремя для людей.

      Как итог РУСАЛ и En+ организовали для своих сотрудников жилищную программу, которая работает следующим образом: участник программы оформляет ипотечный кредит сроком на 10 лет, а компания оплачивает первый взнос и компенсирует половину ежемесячных выплат, включая проценты. Для обычного человека это по сути – единственная возможность приобрести свою квартиру, и не отдавать весь свой доход за ипотеку с драконьими ставками.

      — И сколько человек уже воспользовались программой?

      К примеру, по РУСАЛу в 2020 году участниками программы стали более 1000 человек, а 250 семей уже въехали в свои новые квартиры. Сейчас программа действует в Братске, Шелехове, Красноярске, Саяногорске, Ачинске. Летом прошлого года подобная программа была запущена и в En+ Group. С момента ее запуска участниками стали уже 105 сотрудников компании, а в новое жилье буквально за первые шесть месяцев въехало более 20 человек. Наибольшее количество заявок поступает от сотрудников предприятий Иркутска. Именно там сосредоточена большая часть энергетических предприятий Группы. Программа также действует в Братске, Усть-Илимске, Нижнем Новгороде, Дивногорске, Ангарске и Миассе.

      Но прогрессивный социальный проект мог бы идти и быстрее — во многих регионах не оказалось нового жилья, только вторичка советского периода, пришедшая в довольно ветхое состояние.

      Там и с инфраструктурой часто все плачевно, включая медицинскую. Знаю, что Дерипаска тогда ездил по регионам и спрашивал, в каком состоянии медучреждения, и ему неуверенно отвечали, что в рабочем, а потом выяснялось, что пульмонолог к примеру – один – и тот на больничном, в самый разгар коронавируса. И в итоге в конце прошлого года открылись 7 медцентров в городах, где работает РУСАЛ, доставлено оборудование, обучены врачи. Олег Дерипаска как раз приезжал на открытие каждого из них, общался с рабочими, сотрудниками больниц, чиновниками.
      От пандемии Дерипаска спас регионы — теперь задача: повышение качества жизни, создание таких условий, когда фраза «А ты в Москву переезжаешь?» будет звучать не с завистью, а с недоумением.

      — Планы глобальные. И все же, не останется ли это на бумаге?

      Не должно ни при каких условиях. Уже сделан первый шаг. Перед открытием госпиталя рабочие ИркАЗа обсуждал с Олегом Дерипаской возможность строительства в Шелехове жилья для сотрудников РУСАЛа. Такие примеры в истории компании уже есть — в Таежном и Тайшете, где компания строит современные заводы.

      Это же логичное продолжение ипотечной программы, тем более, когда рынка жилья во многих городах, честно говоря, по сути нет.

      Развитие городов, где живут русаловцы, в приоритете, как и развитие Сибири. Уже на нескольких форумах основатель компании призывал перенести столицу за Урал, чтобы ликвидировать экономические диспропорции. Вот сейчас главный офис РУСАЛа переезжает из Москвы в Красноярск, ближе к производству. Это не просто переезд на бумаге, мол, была регистрация юр.лица в Москве, а теперь, бах, и в Красноярске. Это полноценная программа релокации, долгосрочная. Гендиректор уже с 2018 года в Красноярске проводит большую часть времени, постепенно переезжают и сотрудники.

      %Так что на жилье для русаловцев уже заложен 21 млрд рублей, фантастическая цифра, больше половины бюджета целого Красноярска.

      И все благодаря рабочим советам. Проект уже и название получил, это будут миниполисы — жилые городки с полным комплектом необходимой инфраструктуры — детскими садами, школами, поликлиниками, спортивными комплексами и парками. Пока надо вести диалог с властями, местные чиновники на идею откликаются без энтузиазма, но Дерипаска настроен решительно, я знаю по опыту работы с ним еще в 90-е, он похоронить свою мечту никому не даст: «Кто не понимает — объясним, кто не хочет – заставим». Это правильный принцип и всегда срабатывает!

      Все же это он создавал компанию, провел ее через несколько сложных периодов и в итоге сохранил. Да и многие рабочие с симпатией к нему относятся. В Саяногорске так особенно, я застал то время, когда алюминиевый завод там возрождался его стараниями, местные до сих ценят это.

      Мне пару лет назад даже присылали фото, там один из работников на весь капот сделал аэрографию с портретом Олега Владимировича, широкий жест сибирской души. Так что это на уровне принятия – «свой» или «чужой». Так вот у Олега Дерипаски подход хозяйский, он понимает, где есть проблемы, старается их решить.

      Та же жилищная программа не на ровном месте появилась. Он понимал и понимает: для обычного человека, не олигарха и не чиновника, это единственная реальная возможность приобрести жилье – иначе ипотека с космическими процентными ставками съест весь доход.

      Чтобы достигать целей, нужно действовать с умом, решимостью. В самом начале была цель начать модернизацию производств, создать производственную систему. Это получилось. Японскую практику непрерывного совершенствования процессов производства Олег Владимирович адаптировал для российских реалий.

      А сейчас посмотрите – заводы РУСАЛа одни из самых современных.

      Есть еще что улучшать, но разница очевидна. Теперь Дерипаска так же твердо намерен изменить в регионах качество жизни и дать людям не только интересную работу, но и достойный быт. Так что стоит вернуться к разговору лет через пять-семь, тогда уже результаты можно подводить.

      Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here